Притчи и мифы

Р.Э.Наджеми - Современные Притчи

Катен и огромные волны

Р.Э.Наджеми - Современные Притчи

И разве не справедливо будет считать, что перестает быть причиной причина, у которой нет следствий! Симплиций

Современные Притчи

Катен и огромные волны


(ПРОДОЛЖЕНИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЙ КАТЕНА)

Катен решил бороться с огромными волнами на печально известном «Берегу Жизни», где они славились своей огромной силой и полной непредсказуемостью. Вам кажется, что волны катятся ровно, а они вдруг наваливаются на вас стеной. А и другое время, когда вы вроде бы уверены в том, что вот сейчас волны обрушатся на вас со всей силой, они уменьшаются в размерах и тихонько накатываются на песок.
Катен решил испытать свои силы, свой ум, свою способность победить этого мощного противника. Он шагнул в воду напрягшись, напружинив живот, сердце его билось чаще, чем обычно. Он чувствовал возбуждение, какое испытываем все мы, когда впервые сталкиваемся с волнами «Берега Жизни». Он испытывал страх — ведь он столько слышал от других (в особенности от родителей, когда был маленьким мальчиком) о том, как опасны эти волны. Но он знал, что выбора у него нет. Он должен был помериться силой с этими волнами, раз собирался стать «мужчиной», раз хотел чего-то добиться в этой жизни.
Тысячи мыслей и чувств охватили его, а он шагал все дальше и дальше. Вот вода доходит ему уже до пояса, вот он приблизился к тому месту, где волны обрушиваются со всей силой. Это момент истины, сейчас он узнает, научился ли он чему-нибудь за все годы своего образования, умеет ли он теперь «противостоять волнам». Он двенадцать лет провел в школе, потом еще четыре в колледже, и обучение главным образом сводилось к методике противостояния и вообще сопротивления этим волнам на «Берегу Жизни».
Вот приближается первая волна. Он зарылся ногами в песок, чуть наклонился вперед, упер руки в бока — все, как его учили. Он напряжен, готов к сопротивлению, готов показать волне, чего он стоит. Он услышал глухой удар, когда она стукнула его прямо в солнечное сплетение, а потом, словно соломинку, опрокинула навзничь. Он был повержен не столько физически, сколько эмоционально. Теперь он боялся. Но не столько физического вреда, потому что, когда волна сбила его и он упал, с ним ничего не случилось. На самом деле волна оказалась не столь опасной, как ему говорили. Он боялся того, что о нем теперь будут говорить. Он боялся, что его теперь перестанут уважать, отвернутся от него, неудачника. Он боялся поражения гораздо больше, чем физического вреда.
Направляясь к тому месту, где волны обрушиваются па берег, он видел, что на него устремлены тысячи глаз. Перед его мысленным взором возникали неприятные картины: вот люди сплетничают за его спиной, смеются над ним, высказываются о нем неодобрительно. Ему не хватало мужества оглянуться и посмотреть на них. Жаль, что он этого не сделал, потому что если бы сделал, то увидел бы, что на него и не смотрит никто, тогда он смог бы расслабиться и сосредоточиться на противостоянии волне, а не на тех, кто и не думал смотреть на него или высказываться на его счет. Каждый из них был поглощен только собой, поскольку всем казалось, что именно на них устремлены критические взоры других.
Нелепое зрелище могло бы предстать здесь стороннему наблюдателю: тысячи людей в неврастеническом заблуждении полагают, будто являются объектом внимания, тогда как на самом деле все заняты только собой.
Теперь его страхи удвоились: он боялся и потерпеть неудачу, и стать объектом насмешек. Волна обрушилась на него, но в этот раз он даже не успел примять стойку, поскольку был занят своими страхами и сомнениями. Волна сбила его с ног, словно его там и не было. Его и на самом деле там не было, по крайней мере на ментальном плане.
Эта сцена повторялась еще раз двадцать и все с тем же результатом. Он никак не мог сосредоточиться, не мог собраться. Он потерял уверенность в себе. Он уселся на песок, побежденный и разочарованный.
Он лег на солнце и закрыл глаза. Солнце согрело его, и он расслабился. Мускулы его перестали быть в напряжении, его мысли стали проясняться. Он решил прибегнуть к глубокой релаксации, как его тому учили на курсах, куда он ходил дважды в неделю зимой. Он лег под ближайшим деревом, закрыл глаза и стал постепенно расслаблять все мышцы тела. Теперь он пребывал в состоянии полной релаксации. Он успокоил свои мысли, позволив им течь свободно, словно его разум представлял собой реку. Его разум был рекой, а его мысли — листьями на ее поверхности. Он не пытался их остановить — они продолжали плыть по течению. Он был сторонним свидетелем своих мыслей, которые просто плыли неважно откуда и неважно куда. Он не идентифицировал себя со своими мыслями, а потому не придавал никакого значения их содержанию или тому, какими они были — «хорошими», «плохими», «счастливыми» или «грустными». Они не принадлежали ему. Они просто временно протекали по его разуму. Ах, как прекрасно он себя чувствовал. Он был в мире с самим собой. Насколько это ощущение отличалось от того, что он испытывал двадцатью минутами ранее.
Внезапно этот образ стал изменяться, и река начала обретать силу и вдруг превратилась в огромную волну. Волна становилась все больше и больше, и вдруг Катен увидел себя — крошечного — перед этой волной. Разница в размерах между волной и Катеном теперь значительно превышала то, что отвечало реальности. Волна наступала на него. Его сердце забилось, как сумасшедшее. Что только случилось со всей его умиротворенностью. Что ему делать? Он мысленно обратился за помощью: «Господи, помоги, спаси меня». Вообще-то он не был религиозен, но в таких ситуациях забывал об этом. Да и к кому еще обращаться в подобных обстоятельствах? Никто другой не услышит. Да и не поможет никто другой, потому что обращение его было мысленным.
И вот когда «волна» готова была обрушиться на него к смять, тихий голос сказал ему: «Не сопротивляйся, не убегай, прыгай прямо в волну». Так он и сделал. Он не сопротивлялся и не убегал, а просто нырнул в этот вал в тот самый момент, когда вал, казалось, готов был смять его.
Невозможно описать, что он чувствовал в это мгновение. Это было необыкновенное ощущение. Это была благодать. Это была любовь. Это было все то позитивное, что он успел пережить, только усиленное в тысячу раз. Не осталось ни времени, ни пространства, ни одного конфликта, ни одной проблемы, не осталось ни Катена, ни «волны». Он слился с волной. Он победил ее, став с ней единым. Он так исполнился благодарности, что заплакал от радости. Правда, слезы его в этой массе воды были совсем не заметны.
Когда он выплыл на поверхность воды у «Берега Жизни», то понял, что «волна» в своей середине была невыразимо прекрасна. Была божественна по своей природе. Она абсолютно никому не желала вреда, а пришла сюда, чтобы помочь каждому из людей узнать правду о самом себе, о природе жизни, о том, как смотреть ей в глаза и идти по ней.
Когда его голова поднялась наконец над поверхностью воды, он понял, что волна совершенна. Что каждая волна специально создана для того человека, который готов встретить ее. Что все волны несут в себе счастье, безопасность, рост, эволюцию и достижения, которых ищет каждый. Он понял, что когда мы сопротивляемся, боремся с волной или бежим от нее, мы не можем нырнуть в ее середину и принять все те дары, которые она нам несет. И только ныряя прямо в ее середину, можем мы получить все тс преимущества, что она готова дать.
В тот самый момент, когда он обдумывал все это, волна преподала ему еще один урок. Он услышал, как тихий внутренний голос сказал ему: «Распрямись на поверхности волны». Он сделал это, и волна подняла его и нежно вынесла на песок. Этим он заслужил аплодисменты и восхищение других. Они пожелали, чтобы он стал их учителем и вел их, — ведь он так силен и умен, что сумел покорить Великую Волну. Он объяснил им, что есть только один способ победить эту волну: не нужно сопротивляться ей или бежать от нее, нужно нырнуть в самую ее середину. Услышав это, они рассердились и оставили его. Они даже чуть было не поколотили его — неужели он думал, что они поверят в такую чушь!
Катен остался со своей тайной. Поначалу он чувствовал разочарование из-за того, что не может поделиться своим знанием с другими людьми, но постепенно смирился с этим, потому что внутренний голос сказал ему: другие, когда придет их время, будут понемногу принимать то, что он говорит, а многие узнают эту тайну напрямую у Великой Волны — как узнал и он.
Как вы обычно встречаете большие волны? Сопротивляетесь ли вы им, боретесь ли с ними, бежите ли от них или же вам хватает мужества нырять в них и плыть на их гребнях?