Притчи и мифы

Даосские притчи

Божественные люди

Даосские притчи / Божественные люди

Даосские притчи

Мы не потому действуем, что познаем, а познаем потому, что предназначены действовать. И. Фихте
(даосская притча)

Божественные люди

Цзяньу сказал Лян Шу:

— Мне доводилось слышать Цзе Юя. Его речи завораживают, но кажутся неразумными. Они увлекают в неведомые дали и заставляют забыть о знакомом и привычном. С изумлением внимал я этим речам, словно перед взором моим открывалась бесконечно убегающая вдаль река. Речи эти исполнены неизъяснимого величия. О, как далеки они от людских путей!

— Что же это за речи? — спросил Лян Шу.

— Далеко-далеко на горе Гуйшань, — ответил Цзяньу, — живут божественные люди. Кожа их бела и чиста, как заледенелый снег, телом они нежны, как юные девушки. Они не едят зёрна, вдыхают ветер и пьют росу. Они ездят в облачных колесницах, запряжённых драконами, и в странствиях своих уносятся за пределы четырёх морей. Их дух покоен и холоден, как лёд, так что ничто живое не терпит урона и земля родит в изобилии. Я счёл эти речи безумными и не поверил им.

— Ну конечно! — воскликнул Лян Шу. — Со слепым не будешь любоваться красками картин. С глухим не станешь наслаждаться звуками колоколов и барабанов. Но разве слепым и глухим бывает одно лишь тело? Сознание тоже может быть слепым и глухим. Это как раз относится к тебе. В мире всё едино, люди же любят вносить в мир путаницу и раздор — как же не погрязнуть им в суете? А тем божественным людям ничто не может причинить вред. Даже если случится мировой потоп, они не утонут. И если нагрянет такая жара, что расплавятся железо и камни и высохнут леса на горных вершинах. Для них сами великие императоры Яо и Шунь всё равно что пыль или мякина. Неужели они станут заниматься ничтожными делишками этого мира?