Притчи и мифы

Даосские притчи

Где путь?

Даосские притчи / Где путь?

Даосские притчи

Жизнь человеческая на земле не просто воинское служение, а бой. Ф. Петрарка
(даосская притча)

Где путь?

Учитель из Восточного Предместья спросил Чжуан-цзы:
— Где находится так называемый путь?
— Повсюду, — ответил Чжуан-цзы.
— Приведите пример, тогда лишь сумею понять.
— В муравье.
— А ещё ниже?
— В куколе.
— А ещё ниже?
— В черепице.
— А самое низкое?
— В моче и в кале.

Учитель из Восточного Предместья промолчал.

— Ваши вопросы, учитель, конечно, не были достойны сущности, — сказал Чжуан-цзы. — Чтобы постичь путь, вы спрашиваете, словно у надзирателя на рынке, как пинают свинью, узнавая, насколько жирна: чем ниже, тем яснее. Только вам не обязательно приводить пример — нет вещи, которая бы пути избежала. Таков истинный путь, таковы же и слова о великом. Есть три слова: Чжоу, Бянь, Сянь. Звучат они различно, а сущность одна, они обозначают одно — «повсюду». Попытаемся вместе странствовать по дворцу «Нигде», и суждениям о единстве общего не будет конца и предела. Попытаемся вместе с Недеянием стать простыми и спокойными, бесстрастными и чистыми, гармоничными и праздными! Отвлеклась бы от всего моя мысль, куда бы ни направилась, не знала бы предела, уходила бы, возвращалась и не знала бы, где остановиться. И я бы уходил и возвращался, не ведая, где она закончится, бродил бы по необъятным пространствам, вступил бы в область великого познания и не ведал бы, как его исчерпать. Вещество в вещах не отграничено от вещей, но вещи обладают пределом, так называемой границей вещи. Предел же беспредельного — это бесконечность конечного. Мы говорим о наполненном и пустом, об увядании и смерти. Для пути же наполненное не наполнено, пустое не пусто. Начало и конец для него не начало и конец; скопление и распад для него не скопление и не распад.